Ходить на работу или приносить пользу?

Экономисты знают, что труд обладает отрицательной полезностью. Это означает, что при прочих равных условиях, любой человек в здравом уме предпочтет отдыхать, а не трудиться. Разумеется, речь идет о так называемом экстравертном труде, который совершается не ради самого процесса, а ради целей, находящихся вне его. Поэтому труд — самый дефицитный фактор производства, его всегда не хватало и всегда не будет хватать.

Откуда же тогда берется безработица? Ведь, по идее, безработным может быть человек, чья работа перестала быть нужной другим людям и который обучается новой работе (переквалификация) или человек, который ищет не работу вообще, а то, что больше подходит ему лично. Откуда тогда безработица, да еще и «массовая»? Думаю, что от того, что в современном обществе образовалась существенная разница между понятиями «приносить пользу» и «ходить на работу». Причин тому несколько.

Корпорации

Когда вы дома забиваете гвоздь, то делаете это потому, что оцениваете стену с гвоздем выше, чем без него. Потребность повесить что-то на стену вынуждает вас забивать в нее гвозди. По завершении труда вы получаете некую пользу. Именно ожидание этой пользы заставляет вас подняться с дивана. Если бы пользы не было, вы бы так и валялись на диване с книжкой в руках и котом в ногах.

Если вас «нанимают на работу», то это случается только потому, что «работа» имеет некий результат. И этот результат полезен другим людям. Почему? Как об этом узнать? Очень просто. Эти люди готовы отказаться от своих денег в пользу продукта, который делает ваша "работа". Теперь давайте подумаем, многие ли из нас имеют отношение к непосредственному результату? Наверняка, достаточно большое количество людей, читающих эту заметку, даже не знает, что именно производит предприятие на котором они работают.

Корпорации — это такие маленькие государства. В них, как и в государстве, люди заняты производством отчетности и работают для начальника, а не для результата. Подразделения корпораций заняты, прежде всего, поиском и освоением бюджетов. Вы, наверное, заметили, как часто теперь появляются «новые модели» продукции корпораций? Это потому, что какой-то отдел корпорации — то ли маркетинга, то ли рекламы, осваивает новые средства. Они «пробили» у руководства соответствующий бюджет. Тысячи людей делают теперь «новый» продукт, тысячи людей рекламируют его и тысячи людей пытаются объяснить потребителю, чем новый продукт отличается от старого.

Однако рано или поздно, законы природы настигают и корпорации. Если люди не согласны платить за их продукцию, корпорации несут убытки, и тут начинается сокращение штатов. Увольняют, опять-таки, кого попало и тех, кто не нравится. Сама форма корпорации весьма способствует безработице.

Все это у них в голове

Я думаю, что вы заметили, что работа в корпорации очень рискована именно своей непредсказуемостью. Разрыв между пользой, которую продает корпорация и конкретной работой конкретного человека в ней настолько велик, что понять, когда наступит кирдык и кого именно и почему он коснется очень трудно. Работа в офисе — очень рискована. И между тем, люди стремятся именно туда.

На самом деле, все, кто дал себе труд поинтересоваться состоянием рынка труда, знают, что в Украине большой дефицит рабочих специальностей. Зарплаты по многим специальностям выше, чем в офисе. Мы даже дожили до того, что еще недавно презираемый всеми «инженер» теперь тоже в дефиците. Но люди идут работать в офисы. Ну так и не жалуйтесь, когда вас увольняют.

Картина мира в голове у людей определяет их поведение. В том числе и то, есть у них работа или нет. Вот еще три примера по нашей теме. Первый — это «цена диплома». Всем знакомо явление бывшего студента, требующего немедленной зарплаты в 1000 долларов. Ему объяснили в его академии что его диплом столько стоит. И он будет сидеть на шее у мамы или государства, пока его, в конце концов, не отправят работать за столько, сколько дают. Второй пример касается работодателей. Многие знают, что найти удаленную работу, если ты не айтишник, довольно тяжело. В голове у работодателя работа тождественна присутствию на рабочем месте. Ну, вот и получите присутствие вместо работы. Третий пример — это человеконенавистническая наука «маркетинг». Порочность этого дъявольского учения в том, что оно пытается утверждать, что знает что-то о потребностях людей. Беда в том, что сами люди о них ничего не знают. Как сказал кто-то «если бы на заре автомобилестроения существовали бы фокус-группы, мы бы сейчас ездили в таких маленьких каретах, запряженных маленькими лошадками». Нет, я не против анализа рынка и следующих из него рекомендаций, они полезны и даже необходимы. Но претендовать на несуществующее знание — увольте. Тем не менее, маркетологи объясняют корпорациям, какие кареты и каких лошадок желает потребитель. На всю эту возню уходят огромные ресурсы. Рынок неизбежно наказывает эту деятельность, и вот уже — опа! - вы уволены (обычно увольняют не маркетинг).

Оно ведь заботится о нас

Но, конечно, главный вклад в дело роста безработицы вносит государство. Подумайте сами, какой смысл, помимо чисто фискального, вкладывается в налог? Например, в налоги на ресуры типа земли или воды? Правильно, ограничить потребление, искусственно сделать ресурс дороже. А теперь подумайте о том, какой смысл имеет налогообложение фонда заработной платы. Все тот же. Государство облагает налогом труд. Следовательно, оно хочет, чтобы мы не работали.

Еще есть «минимальная заработная плата». Это когда государство думает, что его законы выше, чем законы природы. Государство говорит предпринимателю «плати за этот труд 10 долларов в час!» Но предприниматель знает, что этот труд не стоит 10 долларов в час. В итоге, тот, кто был бы готов работать и за 9 долларов, вообще не работает, потому, что предпринимателя накажут. Но работа делается. Ее за 9 долларов делает нелегальный мигрант. Либо работа не делается. Тогда предприниматель продает меньше пользы, чем мог бы. «Минимальная заработная плата» - прямая причина безработицы. Когда в 1933 году в США начали вводить некие подобия минимальных заработных плат, за бортом оказалось до 500 000 человек. В основном, это были молодые горячие чернокожие парни.

Можно еще вспомнить «поддержку стратегических отраслей». Что это такое? Это когда государство платит предприятиям за то, что они не приносят пользы (ведь если их продукцию и так покупают, то поддерживать их нет смысла, верно?). Опять-таки, почти всегда дело заканчивается крахом. Деньги в бюджете закончились или победила на выборах не та партия и вот уже целая отрасль на улице, злая и голодная. Если бы «поддержки» не было, то был бы постепенный естественный процесс реструктуризации. А так — получите революционный пролетариат.

Ну и, конечно же, пособия по безработице. То есть, государство говорит — я плачу вам за то, что вы не работаете, то есть, опять-таки, не приносите пользы другим людям. Ведь быть безработным — это не просто валяться на диване. Это ходить на бессмысленные курсы, собеседования и т. п., быть безработным — это тяжелый и изнурительный труд, существующий для того, чтобы у безработного не образовался излишек свободного времени, и он вдруг ненароком не принес бы кому-то пользу.

Воздух!

Если вы задумываетесь над тем, почему «Мерседесы» сегодня ломаются так же, как «Жигули» или почему (если продолжать автомобильную аналогию) на станциях техобслуживания не чинят, а ломают автомобили и почему там работает больше юристов, чем механиков, то вот вам ответ.

На самом деле, делать добротные и качественные вещи выгодно. Правда, в том мире, где цены определяются спросом и предложением. То есть пользой.

Теперь давайте отметим вот что. Цены будут меняться именно таким образом, если количество денежных единиц в системе постоянно или меняется крайне медленно.

Теперь посмотрим на наше государство и его банковскую систему. Ни для кого не секрет, что государство производит денежные единицы в промышленных объемах. Опять-таки, несмотря на кличку нынешнего главы ФРС, до сих пор не было замечено случаев, чтобы государство распыляло новые деньги с вертолетов. Ибо бессмысленность этого занятия очевидна. Новые деньги, которые государство вбрасывает на рынок, всегда попадают в него в некоторой конкретной точке. И есть люди и организации, которые получают их первыми.

Счастливый обладатель новых денежных единиц потратит их на то, что раньше не мог себе позволить или просто купит больше того, что покупал всегда. Продавцы и производители, видя это, радуются — их товар покупают! Они начинают производить его больше, либо поднимают цены. Они действуют так, как велит им закон природы, закон обмена одной пользы на другую. Но в нашем случае имело место не увеличение пользы, а увеличение количества денежных единиц. Польза была обменена на воздух. Да, продавец получил прибыль, он пойдет и обменяет эти деньги еще на что-то и так далее, вплоть до конца цепочки. Последний в этой цепочке получит новые деньги, когда цены уже изменятся (в основном, вырастут), он не выигрывает, а проигрывает. То есть, в реальности, через некоторое время после того, как новые деньги попали на рынок, польза просто переместится от тех, кто находится в конце цепочки, к тем, кто находился в начале.

Инфляция не есть «рост цен», как нас учит телевизор. Да, в общем и целом, при неизменном уровне производства, инфляция проявляется в росте «средних» цен. Но никто никогда а реальной жизни не имеет дела со «средними» ценами, как никому не нужна средняя температура по больнице. В живой экономике для реального предпринимателя важны относительные цены. А они меняются. Одни цены падают. Другие растут. Это все сигналы. Они говорят «эту пользу люди ценят выше, чем вот эту!» Инфляция же подобна смерчу, гуляющему по ценам, искажаещему обмен и дезориентирующему всех участников рынка.

В итоге, на рынке существует только один четкий сигнал — делать из пластмасски, делать силами кружка «Умелые руки» и, главное — делать как можно быстрее. В нормальных условиях СТО, ломающее автомобили, обречено. Обречен «Мерседес», который как «Жигули». Но в условиях инфляции у людей есть деньги, чтобы покупать плохие вещи. И значит, стоит делать плохие вещи. Обычно, рынок заставляет плохих стремиться к хорошим, инфляция заставляет поступать наоборот. Ведь прибыль всегда измеряется в денежных единицах. Но в условиях инфляции прибыль может быть не связана с пользой. Это могут быть химеры, порожденные блужданием неприкаянных денежных единиц. И, понятное, дело, когда-нибудь эти миражи развеиваются с последующими кадровыми изменениями.

В общем, вывод по нашей теме таков. Обдумывая трудоустройство, нелишне помнить о том, что ходить на работу и приносить пользу — это две большие разницы. В реальности, рано или поздно, всегда оказывается так, что платят только за второе.

vzua

Tags: , ,

Comments are closed.