Ликование беспомощных

В воскресенье интернет буквально взорвался ликованием на тему того, как в Киеве внезапно депутат от «Партии регионов» на традиционно дорогом «Ламборджини», а также на традиционно большой для его статуса скорости отошел отъехал в мир иной, не преодолев тарифный стенд автозаправки.

Такого взрыва эмоций интернет-аудитории (не буду говорить за все население страны) не смогла спровоцировать, наверное, ни одна новость за последние несколько лет, какой бы негативной она ни была, даже когда Янукович стал президентом. А тут произошел взрыв из смеси радости, удовлетворения, злорадства и ненависти. Комментарии сыпались тысячами, и это в воскресный день. В понедельник к тем, кто уже успел выразить свои чувства, присоединились те, кто не имеют привычки читать новости по выходным.

Я помню, как в 2006-м в Киеве же разбился народный депутат Оробец. Чуть ли не половина высказывающихся жалела его, одни высказывали соболезнования, другие стеснялись ёрничать на эту тему, несмотря на откровенную нелюбовь к «народным избранникам», третьи просто осторожничали и не выливали полностью своих эмоций, хотя, конечно, было достаточно и резких и откровенных комментариев.

Я помню тот взрыв уже неприкрытой радости, когда в 2007-м отправился в страну вечной охоты Кушнарев. Да, у него нашлось множество защитников, которые и сочувствовали, и возмущались откровенному злорадству остальных, и просто воспринимали это событие как гибель человека, и, чтобы не выбиваться из социального ритуала, реагировали на эту новость традиционными соболезнованиями. Но таких было уже не так много, как в ситуации с Оробцом. Не в последнюю очередь, наверное, потому, что Кушнарев был членом так нелюбимой многими партии.

Потом были сыновья Сивковича и Герман. Но так как большинством они считались обыкновенными «мажорами», их смерть практически не вызвала соболезнований, но и радости большой тоже никому не принесла. А еще был депутат нескольких созывов Червоний, которого грохнуло молнией на рыбалке. Но к тому времени он уже был бывшим нардепом, и радость от его безвременной кончины также не достигла критической массы.

И вот наступило 17 апреля 2011 года. Очередной народный депутат решил (ну, или за него решили) не дожидаться конца света в 2012 году, и укатил навстречу восходящему солнцу, приняв за него светящуюся в ночи АЗС. На утро интернет озарила атомная вспышка ликования, которое вряд ли было возможным, даже если бы, например, Украина победила на ЧМ по футболу.

Его смерть люди восприняли как смерть лютого врага, которого давно всеми фибрами души ненавидели, который для всех стал, пусть прозвучит слишком пафосно, абстрактным (ведь лично его почти некто не знал) олицетворением зла. Наверное, так радовались смерти фашистов, когда Левитан объявлял об очередной победе советских войск.

Среди соболезнующих оказались лишь «братья по цеху» типа Чечетова и компании, плюс, конечно, президент всея Украины. Больше никому в голову не пришло не то, что сказать, каким хорошим человеком был усопший, но и отнестись к нему просто как к абстрактному погибшему человеку. Разбившийся оказался таким себе абсолютным врагом, сама мысль о жалости к которому для ликовавших была невозможной, как невозможна жалость к убитому фашисту или маньяку-педофилу, потому что в массовом представлении он не человек, и человеческое отношение к нему неприменимо.

Оно и понятно. За последние годы представители украинских социальных «элит» сделали исключительно много для того, чтобы тривиальное и почти не наполненное реальным смыслом пожелание «чтоб вы сдохли» в сознании населения превратилось в настоящее, искренне и очень сильное желание им смерти. Смерти, как единственной возможности избавления от них. И такое настроение послужило главной причиной безудержной радости от того, что один-таки «вышел в расход».

Однако радость эта специфична, и свидетельствует о другом немаловажном и интересном состоянии украинского обывателя. Среди общего набора ликующих комментариев, показательными являются те, которые контекстно как бы открывают счет мертвым депутатам: «осталось 449!», «первый пошел!» и т.д. В подобных комментариях (коих ощутимо много), да и в прочих других, отчетливо угадывалась некая подсознательная даже не надежда, а какое-то наивное и полностью иррациональное ожидание, что это действительно не первый, что все может быть, и в ближайшее время они один за одним в жутких корчах начнут протягивать ноги под очередные взрывы ликования и непрекращающиеся аплодисменты.

Это радость людей, которые неожиданно дождались, что их враг наконец-то отдал концы без их собственного в этом участия. В очередной раз свершилась заветная мечта украинцев – труп врага сам собой проплыл по реке, пока сами украинцы в злобной нерешительности сидели на берегу.

Во всей злобе и ненависти, выливаемой не только на счастливого обладателя гроба в форме «Ламборджини», но фактически на всех представителей украинских «элит», ставших главным социальным врагом для населения – особенно остро чувствовалась абсолютная и реальная беспомощность последнего перед этим врагом; беспомощность, обратной стороной которой является яростная внутренняя злость, выплеснуть которую можно разве что в форме злорадного комментария на новостном сайте или в кругу приятелей.

И ликование своей силой обязано именно этой беспомощности. Это своеобразная сублимация: так или иначе осознавая/ощущая свою неспособность бороться с врагом, люди выливали накопленную энергию в свою реакцию на постфактум наступившее событие, как бы с безопасного расстояния глумясь над мертвым депутатом, надеясь где-то в глубине души, что кто-нибудь из остальных многочисленных врагов прочтет все эти комментарии и с ним тоже что-нибудь нехорошее случится (ну, например, разобьет паралич от осознания ненависти в свой адрес тех, кого он считает холопами). Как известно, самая страшная злоба – это бессильная злоба.

Сегодняшнее украинское общество уже находится в состоянии войны. Но войны своеобразной, в которой «элиты» ведут боевые действия в том числе уже и «горячими» средствами, принуждая население к повиновению насильственными методами; население же остается исключительно бездеятельным, предпочитая «холодные» средства противодействия в виде эмоциональных всплесков, призванных продемонстрировать лишь его (населения) отношение к «элитам».

Присоединяясь к виртуальным танцам над трупом разбившегося депутата, многие психологически ощущали свою способность что-то противопоставить «врагу». Однако это не больше, чем субъективное представление о своих возможностях, выдача желаемого за действительное. Это всего лишь компенсация своей реальной беспомощности. А всплеск ликования лишь сделал эту беспомощность более выразительной, видимой невооруженным глазом, очевидной.

Но радость недолговечна, она быстро утихнет. Никакого обратного счета открыто не будет, потому что на место «расходника» мгновенно придет следующий, который давно ждал своей очереди в резервном списке кандидатов в депутаты. Владельца «Ламборждини» похоронят с почестями трижды Героя Советского Союза на самом фешенебельном кладбище страны. Его гроб будет дороже однокомнатной квартиры где-нибудь в областном центре. К нему на панихиду съедутся скорбящие «друзья и соратники», предъявив общественности последние достижения западного автопрома и кутюр-индустрии. Проводы на золотом катафалке ненадолго станут событием в масштабах страны и по пышности затмят собой гламурные мероприятия типа «Человек года». В СМИ хлынет волна «медовых» отзывов о том, каким человечным человеком был безвременно ушедший. И весь взрыв ненавистного ликования утонет в ответных пафосных одах, как это было с Кушнаревым, который, судя по нынешним ретроспективным материалам, остался в памяти чуть ли не героем нашего времени.

Население продолжит копить свою ненависть для какого-нибудь другого. И, может быть, у него появится новый повод открыть вентили для очередного выброса эмоций. Но все останется по-прежнему.
Хотя, нет, не все. Беспомощность такая штука, которая мотивирует оппонентов на все взрастающую активность. Не удивлюсь, если «элиты» припомнят обывателю его безнаказанную злость. Правда, им не обязательно специально что-то кому-то «припоминать». Они и без «припоминаний» сделают так, чтобы беспомощному населению жилось хуже. Так что готовьте ёмкости для злости.

kurt-eisemann

Tags:

Comments are closed.