Янукович – это навсегда

Год назад Виктор Янукович стал президентом Украины. Проводя все это время довольно активную политику, Янукович наработал достаточно для того, чтобы подвести первые итоги его правления. Итак, вот, чем с моей точки зрения, был характерен этот год у власти.

1. Больше не оппозиция сам себе. Янукович и его команда — первая властная команда, которая не только не отрицает того, что контролирует государство, но и всячески стремится к этому.

2. Подавление оппозиции и гражданской активности. Оппозиция считается ненужной, а спонтанная гражданская активность, вроде «налогового майдана» — опасной. Активисты преследуются по самым разным поводам.

3. Попытки «сохранить клан». Несмотря ни на что, кадровые назначения проводятся по признаку принадлжености к «донецкому региону».

4. Построение «вертикали власти». Для этого прикладываются постоянные усилия и сверхусилия. Начало было положено узакониванием коалиции «тушек», что поставило Раду под контроль правительства, затем была отмена конституции и проведены местные выборы, которые должны были укрепить позиции ПР на местах. К этой же затее относятся административная и судебная реформа, особенно в части резкого уменьшения роли Верховного суда.

5. Отделение президента от остальной власти. Получение полномочий Кучмы дало Януковичу контроль над правительством и сделало его независимым от него. Теперь Янукович может работать в роли «доброго следователя», что он и продемонстрировал во время «предпринимательского Майдана». Президент не только контролирует правительство, но и создает площадку для собственной независимой активности в виде, например, системы «национальных проектов».

6. Попытки сокращения государственных расходов. Это, прежде всего, мероприятия, направленные на «экономическую реформу», а также «снижение социальных стандартов», заложенные в пенсионной реформе, новом трудовом и жилщном кодексах.

7. Загадочная внешняя политика. Внешняя политика остается маловразумительной и неосознанной. Янукович посещает разные страны, где его терпят, но особо не привечают. Взял вот и зачем-то поехал в Японию.

Теперь у нас возникает вопрос в критериях для оценки. Что такое «получилось» или «не получилось», «эффективно» и «не эффективно» не говоря уже о «хорошо» и «плохо»? Этого мы не сможем сказать, пока не выясним, каковы общие рамки и общее направление политики, в которых действует президент. Эти рамки и это направление не столько выбираются, сколько задаются обстоятельствами, политической инерцией, существующим политическим дискурсом и т. п. Понятно, что здесь действует множество факторов и сил, но, думаю, не ошибусь, если скажу, что с самого начала независимости определяющий украинский социальный тренд — это перераспределение. Сама независимость была получена под этими лозунгами, очевидцы должны их хорошо помнить.

Этот тренд далеко не нов и весьма популярен, особенно, среди стран «третьего мира». Поэтому, он описан и изучен и своего рода классиком здесь является перуанец Эрнандо де Сото. Ценность работы де Сото состоит в том, что она проделана на основе длительного и кропотливого сбора практического материала о теневой экономике Перу. Поэтому никто не может сказать, что его выводы умозрительны.

Де Сото пишет о Перу:«По-видимому, официальные власти страны по традиции склонны использовать закон, чтобы перераспределять богатства, а не помогать их создавать. С этой точки зрения закон является механизмом дележки постоянного объема благосостояния между различными группами. Государство, не представляющее, что богатство и ресурсы могут умножаться, что этому должна способствовать соответствующая система институтов и что самые простые люди способны создавать богатство, считает перераспределение единственно возможным подходом.»

У всех «активно перераспределительных» государств одни и те же характерные признаки и политические особенности. Возможность перераспределения приводит к тому, что фактически все перуанцы объединены в явные и неявные «перераспределительные синдикаты» и крайне политизированы. Отличительным признаком этой системы является также то, что большинство нормативных актов принимается исполнительной властью, то есть, минуя любые публичные процедуры. Вообще говоря, большое число разных вказивок, издаваемых государством — это первый признак его недоразвитости, а чем больше их издается исполнительной властью — тем недоразвитие. В Перу в период с 1947 по 1985 год исполнительные органы приняли свыше 98% всех законов государства.

Следующий характерный признак-то, что государство фактически не отделено от бизнеса (хотя в случае Перу это менее очевидно, чем в случае Украины), и что основное занятие бизнеса — это поиск ренты, а не совершенствование производства и услуг. Безошибочной внешней приметой такого состояния дел является сосредоточенность всей политэкономической жизни в столице. Любая провинциальная контора стремится иметь офис в столице и пытаться «заработать», обхаживая чиновников.

Перераспределительные решения накапливаются. Обычно они имеют вид привилегий или ограничений. Отменить их бывает весьма трудно, да и никто и не заботится об этом. Поэтому «синдикаты», получившие власть (или получившие локальный доступ к принятию решений), действуют обычно не путем отмены старых льгот и ограничений, а путем предоставления новых. В итоге, перераспределяется все больше, а правовая система «охвачена навязчивым стремлением к прямому управлению потоком каждодневных событий….То что мы имеем, есть результат постоянного соперничества за незаработаный доход».

Тем не менее, накопление привилегий за долгие годы периодически приводит к необходимости «обнуления» части обязательств политическми путем, особенно, когда предъявители требований слабы. Это обычно происходит в режиме диктатуры.

Добавим сюда следующий немаловажный момент. Перераспределительная система порождает гипертрофированные ожидания, связанные с государством. С другой стороны, никакая власть не в состоянии удовлетворить все перераспределительные запросы. Поэтому «хороших президентов не бывает». Не ошибусь, если скажу, что ни Кравчук, ни Кучма, ни Ющенко, ни, тем более, Янукович не считались и никогда не будут считаться «оправдавшими надежды». Это просто невозможно. Если даже жизнь и не ухудшается, то она точно не улучшается, и что самое важное — абсолютно все, вне зависимости от социального статуса и достатка, будут согласны с тем, что " в стране бардак» — при этом, независимо от того, к какому отрезку времени нашей новейшей истории вы примените это определение. Ощущение бардака, напрасно потраченных усилий и безысходности создается как раз постоянным процессом перераспределения. «Победители» этого процесса всегда временны и точно также страдают от него, как и «проигравшие». Обычно они получают удары с тех сторон жизни, о существовании которых еще вчера и не подозревали. Просто там тоже что-то начали перераспределять.

И последний штрих в нашей картине — это перманентная 20-летняя истерика. Все выборы в нашей истории — это «последний и решительный бой». Предложения заняться спокойным строительством горизонтальных связей сейчас так же не находят отклика, как и 20 лет назад. Всегда есть более «насущные» задачи в виде срочного свержения очередного Кучмы или Януковича. Все это возможно только тогда, когда люди оценивают вертикальные связи (власть) выше, чем горизонтальные (гражданское общество, рынок). А это, в свою очередь, возможно только тогда, когда обладание властью дает больше благ, чем деятельность для удовлетворения потребностей других людей, то есть, когда перераспределение богатства предпочитается его созданию.

Теперь, если мы посмотрим со стороны этого тренда на происходящее, мы не увидим в Викторе Януковиче ничего особенного. Он действует в рамках перераспределительной идеи, как и все его предшественники. Отличает его от предшественников состояние этого тренда

Одним выражением состояние тренда описывается как «перераспределяемый ресурс становится все меньше». Это и есть единственная причина всех без исключения действий Януковича.

Вся многотрудная деятельность по «укреплению вертикали власти» вызвана очевидным желанием разобраться как с «заявками на перераспределение», так и упорядочить сам этот процесс. Тут недопустимы никакие системные помехи, например, в виде хоть каких-то остатков судебной системы. Государственная власть должна четко понимать количество поступающих сигналов и уметь работать с ними. Поэтому и оппозиция не имеет права на существование, так как она порождает ложные наджеды и несбыточные обещания, что разбалансирует систему. Но первое и главное в такой ситуации — четко указать претендентам на перераспредление, кто у нас теперь этим занимается. Отсюда прекращение игры в оппозицию самому себе, которую до сих пор практиковали наши правители.

В перераспределительном процессе должен быть свой арбитр, которому принадлежит право окончательного решения. Такой арбитр должен, кстати, не только быть независимым от самого процесса, но и в какой-то степени зависеть от тех, кого перераспределяют. Должность президента в версии Кучмы специально сконструирована для этого. Президент, будучи выборной должностью, зависит от рейтинга и потому он в состоянии уловить от перераспределяемых сигналы о массовом недовольстве и корректировать процесс ради сохранения самой системы.

Собственно, экономическая политика Януковича — это и есть его «миссия». Она состоит в том, чтобы обрубать лишнее, там где претензии на перераспределительные права «отсохли», либо ими можно пренебречь по политическим причинам. Это, кстати, вторая причина нелюбви к оппозиционерам и активистам, так как они пытаются защищать старые перераспределительные требования (пенсии, «права трудящихся» и пр). Конечно, никакими реформами это назвать нельзя, так как попутно создаются новые перераспределительные схемы.

Сокращение ресурса приводит к тому, что оказавшиеся у власти всеми силами пытаются закрепить это положение. Если сравнительно недавно перераспределительные поля мог окучивать любой, кто проявил достаточно сноровки для того, чтобы добраться до них, то теперь «донецкие» пытаются сказать всем прочим «за нами не занимайте!» Именно эта деятельность вызывает столь жгучую ненависть у населения, которое не согласно с потерей возможности выпаса на жирных перераспределительных полях.

Ну и, наконец, невразумительная внешняя политика происходит от непонимания того, что «главный перераспределятор» — это сильная позиция, но только внутри страны и только для участников игры. Экономика, в которой население с энтузиазмом занято тем, что отнимает друг у друга последнее, не представляет никакого интереса для сколько-нибудь долгосрочного сотрудничества. Поэтому представитель такой страны не несет за собой никакой потенциальной перспективы и попросту представляет сам себя. То, что Янукович и его люди воспринимают, как «стабильность» и «силу» на самом деле является слабостью и хаосом. Никого не прельщает перспектива оказаться в роли перераспределяемого, поэтому никто с этим дела иметь не будет.

Думаю, Януковича погубит стремление закрыть «от народа» перераспределительную кормушку. Но, чем бы именно не закончилось его президентство, и сколько бы оно не длилось, наш следующий правитель тоже будет януковичем, только со своими особенностями. И так далее.

Де Сото пишет: «Тем не менее, на каждых выборах избиратели полагают, что если выборы проводятся честно, то к власти придет кандидат не поддающийся давлению, а технократы, которым предстоит проводить в жизнь предложенные победителем законы, будут представлять группу незапятнанных, незаинтересованных лиц, готовых добиться — неким таинственным образом — наилучших результатов. Все это иллюзия. Не существует устоявшихся методов или теории, позволяющих политикам решать, что нужнее — проложить магистраль или построить дома для бедных, субсидировать сельское хозяйство или повысить тарифы». Интересно, что он практически слово в слово повторяет выводы Хайека, которые он сделал за 40 лет до того. Но, как видим, никакие умники не могут изменить человеческой страсти к халяве. Перу получила независимость в 1821 году. Долгое время это было богатая страна, богатство которой основывалось на экспорте селитры. Это создало привычку к перераспределению. Затем гуано перестали использовать как сырье, но привычки остались. Перу пережила историю, богатую переворотами, маоистскими партизанами и бесконечными надеждами на стабильность. Точнее сказать, переживает эту историю до сих пор.

Я к тому, что у нас с вами много времени. Запасаемся поп-корном.

vzua

Tags: ,

Comments are closed.