Янукович и Тимошенко против новой повестки дня

Вопрос — меняется ли у нас что-то в стране или не меняется относится к разряду вечных. Одни говорят, что все остается по-старому и даже становится хуже, другие замечают в нашей жизни и что-то положительное. В политике все кажется совсем уж плохо, но, рискну высказать предположение, что именно здесь происходят изменения, невидимые невооруженному глазу. Речь идет, разумеется, не о поведении всяких там деятелей, о которых старательно пишет пресса, а об изменении реального поведения людей. Люди начинают думать по-другому и, соответственно, действовать по-другому. При этом, слова, как обычно отстают от дел. Ведь чтобы объяснить словами то, что уже делается, нужно хорошо подумать и подобрать правильные слова.

То, что происходит в нашей стране можно назвать поиском новой повестки дня. Старая состояла в том, что где-то за горами за долами живет Добрый Царь, которого нужно найти и посадить на трон, а уж он-то позаботится о том, чтобы все было хорошо. На практике выяснилось, что такого не бывает. При этом, на словах люди еще сильно возбуждаются от негодяйства политической власти и говорят о том, что Добрый Царь с этой властью обязательно разберется. Однако, на практике они уже действуют совсем по-другому.

Лучшим примером этого является предпринимательский Майдан. Люди сразу исключили свою акцию из политической плоскости, хотя, понятно, что, по сути, она, конечно же, политическая. Предприниматели заявили, что они никак не связаны ни с одной партией, то есть, они поставили себя вне текущей политической игры, а значит и вне старой повестки дня. Все попытки «оппозиционеров» присоседиться к акции жестко пресекались. Второй момент состоял в том, что предприниматели сосредоточились только на одном пункте — вето на кодекс. И они добились результата. Показательно, что как только начались всякие там «а давайте проведем референдум», Майдан исчерпал себя.

Многие считают, что Майдан ничего не изменил. Это совсем не так. Возможно, он многого не изменил в Налоговом кодексе, но он наверняка повлиял на уверенность чиновничков в своих силах. Вето Януковича показало, что он готов пожертвовать чиновниками ради собственного спокойствия. Но это даже не главное. Главное, что Майдан по-настоящему испугал государство. Оказалось, что люди способны к спонтанной самоорганизации даже когда их не» мутят» оппозиционеры и эти люди действуют не по привычным правилам. Все это вместе взятое, независимо от «практических» результатов является огромной победой гражданского общества над государством и государство не могло этого не почувствовать.

В общем, наши люди уже действуют по-новому, но эти действия еще не оформились в словах и политических лозунгах. Новая повестка дня еще не утвердилась. Поэтому для государства крайне важно, чтобы статус-кво сохранялся как можно дольше. Представьте себе, что вы долго готовились к войне, — наковали мечей, кольчуг, понаделали копий и луков, а тут выясняется, что противник приехал на место встречи на танке. Некрасиво получается и неудобно перед людьми. Тако вот — наше государство еще сидит со своими кольчугами, а общество уже пересаживается на танк. Поэтому для государства самое надежное средство избежать поражения — убедить противника, что луки и кольчуги — это очень и очень хорошо, модно и современно.

Самое подходящее — оживить статусную оппозицию, то есть «оранжевых», так как их привыкли воспринимать «донецкие». Это и было сделано в предновогодние дни. Арест Луценко, совершенный двумя танковыми дивизиями при поддержке авиации и артиллерии был первой ласточкой. И хотя он больше смахивает на личную месть г-на Колесникова, политическую задачу он тоже решает. Обвинения, предъявленные Луценко, смехотворны. В стране тотальной коррупции они только вызывают вопрос «и это все, что вы нашли?» и, как результат, вызывают уважение к жертве и даже не в силу ее страданий, а в силу либо отсутствия у нее коррупционной деятельности, либо умения ловко прятать концы, что считается у нас одинаковыми добродетелями.

Случай Тимошенко более интересен. Вспомним, что после поражения на президентских выборах, Тимошенко практически исчезла из политики. При этом, она постоянно пыталась устраивать какие-то скандалы, грозить правительству разоблачениями и т. п., но внимания на нее уже никто не обращал. Независимо от ее личной драмы по поводу уведенной из-под носа булавы, можно сказать, что главной причиной этого было абсолютное непопадание Тимошенко в актуальные темы. Она следовала старой повестке дня, транслируемой прессой — всех эти коррупционных скандалов, «снижений социальных стандартов» и т. п. глупостей То есть, будучи предоставлена самой себе и игнорируемая государством, Тимошенко перестала вызывать интерес у публики, поскольку реальность находится несколько в стороне от ее обличительных потуг.

Возродить оппозицию государство может только одним способом — прямо указать людям — вот, смотрите, кто с нами борется, это их мы боимся и их преследуем. Бросайте свои танки и берите в руки копья. Для этого и была возвращена к жизни Тимошенко, а роль некромантских операций выполнила прокуратура со своими удивительными обвинениями.

Тот, кто имел дело с государством изнутри и знает, как там все работает (точнее — не работает) понимает, что чиновнику такого ранга, как премьер, можно «пришить» все что угодно — от землетрясения в Чили до наводнения в Китае. Вместо этого мы видим нецелевое использование средств, полученных по киотскому протоколу…. на выплату пенсий и закупку машин скорой помощи по «завышенной цене». То есть, нам прямым текстом говорят: «Юлия Тимошенко изо всех сил старалась заботиться о простых людях. Средства от непонятного и никому не нужного протокола она направляла пенсионерам, чтобы им было хорошо, а машины скорой помощи закупала даже по завышенной цене, чтобы, значит, они ездили и от них была польза. Мы — злые люди и не можем допустить, чтобы простым людям было хорошо и за это будем немного сажать Юлию Владимировну в тюрьму».

Пока новая повестка дня не оформилась в слова и лозунги, такая манипуляция может сработать и на некоторое время помешать стихийным процессам самоорганизации.

Кроме задачи сохранения статус-кво, возрождение ручной оппозиции решает еще одну задачу. Как мы помним, донецкие еще до прихода к власти объясняли всем, что «оранжевые» развалили страну. Они говорили, что если не будет «оранжевых», то все будет хорошо. Поэтому, была поставлена задача ликвидации номинальной оппозиции, которая и была выполнена. Но тут же выяснилось, что если нет оранжевых — хоть тушкой, хоть чучелом-то кто же виноват в том, что все и дальше разваливается?

В общем, оказалось, что нужно срочно что-то делать. Нужно было срочно возрождать «оранжевых».

Здесь мне придется указать на то, что хотя есть вероятность того, что мы имеем дело с спланированной операцией, точно такой же результат мог быть получен, если бы никакого плана и никакого заговора во всем этом не было бы. Система работает в своих интересах помимо воли и понимания составляющих ее людей. Им кажется, что они делают одно, — например, нейтрализуют Тимошенко, а на большом масштабе видно совсем другое. Система, основанная на безответственной эксплуатации, обладает уникальной живучестью. Часто ради самосохранения она просто уничтожает составляющих ее людей, чтобы сохраниться за счет смены личного состава и лозунгов. Циклы «тирания-революция-новая тирания-новая революция», из которых только начала выбираться Латинская Америка и никак не выберется Африка, подтверждают это. В нашем случае, интерес системы состоял в срочном возрождении номинальной оппозиции, дабы избежать появления оппозиции реальной, способной бороться с государством, сформировать новую повестку дня и, может быть, заняться демонтажем системы.

Таким образом, случился очередной этап «кучмизации» донецких. Вопреки их первоначальным намерениям «навести порядок», реальность все больше заставляет их переходить к феодальной форме управления а-ля Кучма, в которой есть место даже для дрессированной оппозиции, работающей вместе с государством на сохранение статус-кво.

vzua

Tags: , , , , ,

Comments are closed.