Зачем нам эта евроинтеграция?

На днях Виктор Янукович заявил, что Евросоюз на сегодня - оптимальная модель общественного развития. "Мы видим Европейский Союз как оптимальную модель общественного развития, экономики, публичных институтов и в перспективе, как наш общий дом… Мы настроены без лишней шумихи достигать поставленные цели"...

Это — последнее по времени, но далеко не единственное высказывание Януковича о пользе Евросоюза. Можно быть уверенным в том, что это не просто дежурные слова и, уж тем более, не способ «успокоить общественность». Вспомним, что все наши власти, вне зависимости от их заявлений на выборах, вскоре оказывались в роли «евроинтеграторов». Такова неумолимая логика системы. И если Янукович, вообще-то, и не был замечен в явно антиевропейской и антизападной риторике, то Кучма начинал свою карьеру президента именно с этого. И ничего.Через короткое время после его заступления на пост, началась дружба с МВФ, а затем и со всеми прочими институтами Запада, а сам Кучма вскоре стал «локомотивом евроинтеграции».

Мне могут сказать, что тема интеграции и конкретно интеграции в Евросоюз — это, скорее, абстракция, некая отдаленная перспектива, которая не имеет прикладного значения. Насчет абстракции соглашусь, насчет всего остального — нет. «Абстракции» неизбежно определяют наше сегодняшнее поведение, задают ориентиры и являются критериями для оценок. Сравнения «как у них» являются обязательным атрибутом любой околополитической полемики. И если за аксиому принимается наше обязательное будущее членство в ЕС, то «хорошим» считается все, что есть в ЕС. Это порой приводит нас к удивительным вершинам мысли вроде «чтобы платить налоги, как в Евросоюзе, дайте нам зарплаты, как в Евросоюзе». Эти вершины озаряют наши дискуссии, и спорящие указуют на них как на самоочевидные истины. Все это не есть хорошо, а есть очень плохо.

Хочу сразу пояснить свою позицию.Я являюсь безусловным сторонником «европейских ценностей», если под ними понимать уважение человеческих прав и достоинства, привычку жить по средствам, не лезть в чужую жизнь, быть ответственным гражданином и т.д. и т.п. Кроме того, я категорически «за» любую «экономическу интеграцию», то есть за уничтожение тех препятствий, которые создают государства на пути обменов между людьми. И, может быть именно поэтому, я не вижу никакой связи между нашим членством в ЕС и этими добродетелями.

Западные «интеграторы» называют таких людей «евроскептиками». Однако, никакого «скептицизма» я не испытываю, а испытываю твердую уверенность в том, что ничего хорошего Евросоюз с собой не несет.

Зачем это нам? Миф

Автор этих строк неоднократно писал о том, что «евроинтеграция» живет в нашей стране в виде мифа. В этом нет ничего плохого, мифы неизбежны. Однако, если бы это были инопланетянены, ГМО или еще что-то в этом роде, я бы не стал писать эту заметку. Дело в том, что мы имеем дело с процессом, который, если ничего не случится, обязательно закончится объятиями Евросоюза, поэтому нужно принимать меры.

Кажется, что здесь есть противоречие — миф сам по себе не может привести к вступлению в ЕС. Это так. Миф живет в обществе. А вот практической евроинтеграцией, пусть и медленно, занимаются наши бюрократы. Это - самый худший вариант интеграции.

Признаки мифа таковы. Во-первых, отсутствие «евроскептиков» на политической арене. Все хотят интегрироваться в ЕС, даже коммунисты. Это означает, что никто ничего о ЕС не знает и не хочет знать. Во-вторых, что более важно, в обществе не только не обсуждены, но даже не заданы вопросы, без которых принимать решение о вступлении куда-нибудь бессмысленно. Вопросы эти таковы: какие проблемы решает вступление в ЕС? Можно ли решить их без ЕС? Является ли ЕС лучшим способом интеграции? Что конкретно необходимо сделать для вступления? Какова ожидаемая цена, от чего придется отказаться?

Заметим, что «Европа» или «Запад» активно живут в нашей повседневной жизни, они, как мы уже сказали, являются неисчерпаемым источником примеров и аргументов. Но вы потратите много усилий, чтобы обнаружить внятное обсуждение хоть одного из перечисленных выше вопросов. Это как раз и означает, что мы имеем дело с мифом и в практическом смысле «евроинтеграция» мало кого волнует.

Зачем это нам? Сторож сторожей

Думаю, одной из главных причин того, почему существует вера в Евросоюз, является наше желание каким-то образом призвать к порядку украинских бюрократов. Считается, что в Евросоюзе им не дадут особо распоясаться, так как над ними будет евробюрократ, который свое дело знает. К этому добавляется вера в магическую силу законов, которые, как считается, должны и могут действовать автоматически. Большинство уверено, что если у нас будут законы, как в Европе, то и жить мы будем, как в Европе.

Зачем это нам? Новый коммунизм и легитимность

Люди не могут жить без веры в некие цели. Обычному человеку бывает достаточно веры в некие светлые идеалы, как таковые. Наш человек отличается тем, что эти светлые идеалы должны быть воплощены в неком совершенно конкретном «общественном строе» или организации. Коммунизм так хорошо прижился на наших нивах именно потому, что он давал простые и приятные сердцу ответы на все вопросы — когда, как и за чей счет наступит всеобщее счастье и что для этого конкретно нужно сделать. Опять-таки, «капитализм» так трудно приживается именно потому, что он вообще не является доктриной и не только не отвечает на эти вопросы, но и вообще не ставит их.

Вера в Евросоюз является современной заменой коммунизма. Евросоюз — это когда все хорошо. Мало того, это «хорошо», в отличие от коммунизма, даже можно увидеть своими глазами.

Если учеловека есть достойная цель, для ее достижения можно и потерпеть. Евроинтеграция, которой занимаются власти хотя бы на словах, является одной из основ легитимности нашего режима. Люди не любят бунтовать и согласны верить в некие вещи, которые представляются им важными. «Когда мы будем в Евросоюзе, всем этим козлам дадут по рогам»- рассуждает наш человек и потому согласен терпеть козлов до тех пор, пока они «идут в Европу».

Зачем это нужно бюрократам? Арбитр и легитимность

На самом деле, идея «евроинтеграции» получила такую поддержку среди бюрократов еще на заре независимости потому, что эти бюрократы просто не понимали, что теперь делать. У них не было ни опыта, ни знаний, ни желания. Страна свалилась им на голову в результате исторического катаклизма. В ней не было лидеров и, тем более, общественных движений, которые всерьез бы задумывались над тем, как должно быть все устроено в случае получения независимости.

Идея евроинтеграции означала примерно «мы тут как бы ненадолго, интегрируемся в Европу, а они потом пусть сами с нами разбираются». Общественное согласие по этому пункту было одной из причин того, почему элите удалось с такой легкостью перейти к грабежу страны.

Кроме того, бюрократы сразу раскусили, что «евроинтеграция» является «вековой мечтой украинского народа» и потому она должна быть всегда. Легитимность — штука серьезная.

С практической стороны дела, бюрократы — единственная группа, на практике заинтересованная в евроинтеграции и пытающаяся предпринимать шаги в этом направлении. Причины понятны — с одной стороны, это интересы наших экспортеров и интересы газовой трубы, с другой — все то же желание того, чтобы «козлам дали по голове». Бюрократы ничуть не меньше простых граждан нуждаются в ясных правилах игры, и если они никак не могут договориться сами, им остается надеяться на иностранного барина, который, как известно, всех рассудит. Наши президенты и министры давно воспринимают Брюссель как начальство и были бы очень довольны, если бы эти отношения были узаконены.

Общий знаменатель. Простая логическая ошибка

Итак, мы можем смело сказать, что в основе «евроинтеграции» в нашей стране лежит желание снять с себя ответственность. И «власть» и «народ» абсолютно едины в этом.

Это легко заметить, если попытаться реконструировать те причинно-следственные связи, которыми обычные люди объясняют свое желание немедленно присоединить Украину к Евросоюзу. «Там люди лучше живут и потому нам надо туда» - так рассуждает наш человек. Пока еще здесь нет никакой ошибки. Ошибка начинается, когда вместо того, чтобы самому уехать в страны ЕС, в которых «хорошо», наш человек начинает думать, что тот же самый эффект даст вступление Украины в Евросоюз. Последнее выглядит куда удобнее — без всяких хлопот и риска, дома, не сходя с места и не прикладывая никаких усилий получить себе Европу. Вступление в ЕС — это такое волшебство, которое переносит нас всех скопом «туда» безо всякого труда.

Есть еще одно простое мысленное упражение, которое позволяет все расставить на свои места. Представим себе, что вдруг по какой-то причине, у нас завелись честные и неподкупные чиновники, судьи и прочие паразиты. Все работает хорошо. Нужен ли нам тогда ЕС? Многие наши люди в этом месте задумываются, потому, что в таком случае в дело вступают те незаданные до сих пор вопросы, о которых я говорил выше. В голове у нашего человека сразу включается калькулятор и возникает простая мысль «а шо это нам дает?». Таким образом, миф евроинтеграции еще раз свидетельствует о том, что наш человек сам ничего сделать не может. Да и не хочет.

Куда интегрируемся? Два Евросоюза

Однако, как мы уже сказали, процесс евроинтеграции идет и если его не остановить, дело рано или поздно закончится Евросоюзом. В этом процессе каждый день принимаются какие-то решения, законы и прочие документы привязываются к «стандартам ЕС». Вот, например, в программе Януковича и его правительства постоянно ссылаются на совершенно конкретные документы Евросоюза.

Что это все означает и возможно ли вообще ко всем этим процесам одинаковое отношение? Тут нужно вспомнить эволюцию Евросоюза, который вообще-то начинался как «общий рынок». То есть, первоначально это была деятельность, направленная на сокращение помех обмену. Однако, затем вектор изменился — с начала 2000-х идет построение наднационального государства. Понятно, что общий рынок не нуждается ни в каком супергосударстве и по сути второй процесс полностью противоречит первому, однако, под «евроинтеграцией» у нас понимают и то и другое. То есть, на практике всегда нужно анализировать, с чем мы имеем дело в каждом конкретном случае. Если дело касается устранения помех, такие документы можно только одобрять, но если эти документы связаны с дополнительным регулированием или построением наднационального государства, их нельзя радостно приветствовать как вехи на «пути в Европу».

Европейский Союз Советских Социалистических

Теперь давайте посмотрим на ту организацию, в которую нас неизбежно приведет «евроинтеграция». Я не буду останавливаться на широкоизвестных фактах бюрократизма, совершенно излишнего и мелочного регулирования и в общем и целом, социалистической политики ЕС. Лично мне она не нравится, но можно теоретически допустить, что она может измениться. Правда, в этом случае многие институты ЕС останутся без работы, так что, скорее всего, изменений ждать не приходится.

Хочу только два слова сказать об очевидных результатах такой политики. Вацлав Клаус, известный «евроскептик», приводит такие данные: в странах зоны евро, то есть, в сердце ЕС, рост ВВП составлял в 70-е годы 3,4%. Этот показатель неуклонно снижался и сейчас он составляет 1,1%. Замечу, что показатель ВВП постоянно используется в расчетах ЕС, это его критерий успеха. Выходит, что союз не может достичь целей, ради которых он формировался.

Не может не вызывать опасений и то, как формируется ЕС и какие цели при этом ставятся. Напомню всем историю с Лиссабонским договором, которым сейчас руководствуется ЕС.

Когда после распада СССР число участников ЕС выросло с 15 до 25, встал вопрос об управляемости этого собрания. В 2001 году началось обсуждение Евроконституции. Она предусматривала учреждение поста президента и министра иностранных дел ЕС, отмену принципа «по одному уполномоченному от каждой страны» при формировании состава Еврокомиссии, ограничение права вето стран-участниц и перекройку компетенции руководящих институтов Союза.

Эта конституция вступала в силу после одобрения странами-участниками, в некоторых из которых предусматривался референдум. Франция и Голландия высказались на референдуме против евроконституции, тем самым похоронив этот документ.

Однако, бюрократов это не остановило. Они придумали поправки в учредительные договоры ЕС, которые назвали Лиссабонским договором. По сути, эти поправки были той же самой конституцией, только теперь процедура их одобрения была более простой. Дело в том, что евроконституция заменяла собой все учредительные документы, а Лиссабонский договор просто вносил в них поправки.

Правда, выяснилось, что даже в таком виде конституция Ирландии не позволяет их принять, и что ирландцам требуется референдум. Референдум в Ирландии прошел и люди высказались против. И что? Да ничего. Хорошо известно, что если результат не нравится бюрократам, он считается неправильным. Ирландцам пригрозили урезать субсидии. Одновременно пообещали льготы в обмен на новый референдум. Ну, а уже на этом референдуме, они проголосовали как надо.

Как хотите, но лично мне эта история совсем не нравится и перспективы находиться под управлением евробюрократов, которые ведут себя точно так же, как и мои собственные бюрократы, меня не радует.

В общем, сейчас формируется наднациональное государство, которое уже имеет право заключать международные соглашения и т.п. атрибуты. Будет учреждена никому толком неподконтрольная европейская полиция и прочие так знакомые нам учреждения. Лиссабонский договор вводит сложную систему принятия решений, в которой учитывается ВВП, количество населения и т.п., то есть, систему, основанную в реальности на сугубо произвольных критериях. С 1 ноября 2014 года эта система вступает в силу.

После этого Евросоюз окончательно превращается в мегаконтору по перераспределению ресурсов между странами. Этот бюрократический рай особенно приятен тем, что структуры нового ЕС практически недосягаемы для голосов национального избирателя, значительное число высших евробюрократов будет назначенцами, а не выборными. Кстати говоря, у нас как-то мало говорят о том, что одной из целей (которую в Европе и не скрывают) всей этой красоты является получение возможности на равных конкурировать с США и Китаем. То есть, заранее предполагается, что новое мегагосударство будет оказывать поддержку «своим» корпорациям против «чужих». Выходит, что в самих целях нового государства уже заложен социализм.

И вот, что еще интересно. Выйти из ЕС можно только при условии согласия остальных его членов. Как в колхозе.

Выводы

Нам давно пора исключить «интеграцию в ЕС» из числа лозунгов и, тем более, лозунгов, одобряемых по умолчанию. Она не может рассматриваться как целостное и однородное явление.

Никакая евроинтеграция не заменит собой необходимость самим наводить порядок в своем доме.

Если не изменить свое отношение к происходящему, то мы рискуем однажды получить на свою голову целую свору новых начальников. Национальное государство — это плохо. Но когда над ним есть еще и наднациональное — это вообще никуда не годится. Мне скажут — а как же, мол возможность бороться со своим государством, через европейские структуры, вроде разных судов по правам человека и т.п.? Ответ прост — все эти уважаемые учреждения совсем не нуждаются в существовании нового европейского мегагосударства, они прекрасно работали до его возникновения. Идея же о том, что наших бюрократов будут контролировать «ихние» бюрократы и это будет хорошо, уходит в дурную бесконечность, потому, что тут же возникает вопрос — а кто будет контролировать «их» бюрократов? Как видим, все идет к тому, что никто не будет.

Владимир Золоторев

Tags: , ,

Comments are closed.