О некоторых основаниях для очень осторожного оптимизма

…Один из друзей, с опозданием прочитавший статью о налогах, давеча спросил: «Но ты же понимаешь, что первое чтение уже состоялось, и все твои мысли и посылы никто не внесет во второе. Их просто невозможно внести в тот проект, который уже в сессионном зале».

Понимание того, как много стоит за этим вопросом, вынуждает что-то сформулировать.

Ни одна мысль, даже самая благая и разумная, ни одно предложение не может быть осуществлено в социально-общественной практике, тем более – в госстроительстве, мгновенно и произвольно. Да, я говорил и готов повторить – новый Налоговый кодекс мог бы стать локомотивом для остальных реформ, остро необходимых обществу.

Мог бы.

Но с таким же успехом отправной точкой реформ могут стать и не менее необходимые административная, территориальная реформа, реформа местного самоуправления и т.д.

Важнее понимание того, что все они должны быть органически увязаны между собой и представлять в комплексе некий целостный проект Украины ХХI столетия.

Потому потрачу достаточно важные для меня строки этого текста на повторение очевидного, но необходимого.

Никогда не произойдет никаких реальных и позитивных реформ, если на уровне общественного консенсуса (подчеркну – консенсуса, а не компромисса) не осознанно и не принято как данность то, что реально создало наше общество и в составе Российской империи, и в составе СССР, и после 1991-го года в материальном, в экономическом, в духовном и интеллектуальном плане.

После смерти Брежнева, как многие еще помнят, генеральным секретарем ЦК КПСС был избран Юрий Андропов. О кратком периоде его правления бытовое сознание сохранило лишь апокрифы об облавах в кинотеатрах в рабочее время.

А вот ученые-обществоведы, многие из которых по сей день доят бюджеты фундаментальной и вузовской науки за свои кандидатские и докторские корочки, полученные на теоретических изысканиях «эпохи развитого социализма», и сегодня помнят тот легкий холодок ужаса, который пробегал по спине при чтении известной статьи Андропова «Учение Карла Маркса и некоторые вопросы социалистического строительства в СССР» («Коммунист», 1983).

А всего-то делов – бывший многолетний глава КГБ и новый генсек ясно и четко сказал: мы толком не знаем того общества, которое построили.

И вывод этот касался не только теоретических посылок о том, как развитой социализм перерастает в коммунизм или готовит его. Вопрос стоял шире и масштабнее, он вбирал в себя необходимость определения, самоидентификации той цивилизации, того образа жизни, который был реально создан за годы советской власти.

Приходится констатировать, что поставленная задача так и не была воспринята обществом, учеными, интеллигенцией как насущная, необходимая и кардинальная. Безусловно, выношенный и жестко сформулированный Андроповым тезис о необходимости интеллектуального переосмысления всего общественного опыта был с легкостью сменен на благоглупостные дилетантские лозунги горбачевщины; антиалкогольная демагогия, реорганизация агропрома и еще какие-то банальности отодвинули его на задний план.

Позволю себе заметить, что задача осмыслить все созданное советским обществом за годы его существования не решена и по сей день.

И если у нас достанет трезвости и мужества понять и осмыслить то, что наш экономический потенциал сегодня – это некое не слишком сложное производное от экономического потенциала начала 80-х, и именно этот факт в действительности определяет наше социально-экономическое, а следовательно, и политическое сегодня, то, возможно, мы придем к пониманию того, что:

– надо не осуществлять налоговую реформу или административную, территориальную или реформу местного самоуправления, а создавать некую принципиально новую модель, основанную на том реальном потенциале, который есть, но осознанно, концептуально направленную в завтра;

– модель завтрашней Украины не может быть эпитетом, сравнением, метафорой. Извините, но и «сильная», и «красивая», и «наша» (или, что грамматически более верно, «их») Украина – всего лишь фантики, обертки, необходимые тем, кто не может свое видение выразить существительным; а это важно, ибо проект цивилизации, образа жизни – это проект, а не эмоции, не чувство, и не бренд;

– созидательное восходящее движение общества реально возможно только на основе того социально-экономического строя, который обеспечит более высокий уровень производительности труда, чем в СССР, и более высокий уровень реального потребления основной массой людей, нежели достигнутый к 91-му году;

– только та политическая сила, которая честно и непредвзято проанализирует наше реальное прошлое, оценит настоящее и обеспечит достижение (давайте согласимся на немногое) уровня производительности труда и потребления образца 1991-го года, получит у общества кредит доверия на будущее. Кредит доверия на проект, концепцию, потому что только в таком случае это будет проект будущего, а не проект дележа созданного, как кто-то сказал, «чужою державою».

Совершенно закономерно, не по логике политики, а по логике политической экономии, что власть в Украине сегодня реально принадлежит капиталу крупному, прежде всего промышленному, а не торгово-посредническому, зарабатывающему на импорте, распродаже и эксплуатации инфраструктуры.

Не потому, что одни лучше, а другие хуже, а потому что государство, основанное на промышленном и аграрном производстве, внутренне кровью и плотью своею будет тяготеть к тому, кто заставляет работать производство и сельское хозяйство. Для кого завтрашняя политика – это техническая революция, грамотная и современная агрокультура, только из этой среды человеческой, социальной, эмоциональной и психологической могут родиться действительно прагматичные и последовательные политики и политика будущего Украины.

Сегодня впервые за почти 20 лет в стране реально существуют возможности каких-то реформ. Надеюсь, трудно спорить о том, что в обстановке политического балагана, вечной битвы политических импотентов с политическими же нимфоманами не осуществляться идти вообще какие-либо реформы.

Поэтому говорю – есть объективная возможность. А вот какими будут эти реформы, насколько прочно и органично они вберут в себя ту реальную жизнь, которой жило общество на протяжении почти всего ХХ века, насколько сумеют использовать тот реальный потенциал, который был накоплен, но которому мучительно больно не хватало современной, по-настоящему демократической и гуманистической концепции, зависит и от нас тоже.

Давайте думать. Не для того, чтобы завтра на твоей статье появилась резолюция президента или премьера, а для того, чтобы каждый из нас мог в последствии сказать: я думал так, я говорил так, и никто не в праве упрекнуть меня в том, что я не предлагал свою помощь по мере сил, возможности и разумения.

Зову живых.

А для особо интеллектуальных – вспомните слова Камю при вручении ему Нобелевской премии: «Все мы – гребцы на галере своего времени»…

У времени, у истории нет пассажиров и наблюдателей, позиция каждого – уже поступок…

Юрий Гаврилов

Comments are closed.