ЕС? Инвестиции? Величие?

Мой однофамилец из Верховной Рады прославился в веках слоганом “Країні потрібен Литвин”. Країна не согласилась с этим слоганом. Почему? Потому что не Литвин ей нужен, а психотерапевт. Возможно, даже психиатр. Ну или хотя бы доступные для понимания психиатрические очерки.

Своей настольной книгой граждане Украины просто обязаны сделать книгу французского физиолога Поля Реньяра “Умственные эпидемии”. Она была издана впервые в пределах так называемого русского мира, а значит, и Украины ещё в 1889 году. Но изложенный в ней материал актуален и сейчас. Ведь общественную жизнь в Украине можно понять исключительно посредством понимания умственных эпидемий — большинство якобы проблем жизни в нашей стране сводится именно к таким эпидемиям.

В книге собраны историко-психиатрические очерки Реньяра, основанные на материалах лекций, прочитанных им в Сорбонне; анализируются различные формы умственных эпидемий, имевших место с пятнадцатого по девятнадцатый века.

Итак, о чём конкретно идёт речь?

В предисловии к книге доктор Реньяр отмечает: “Даже в наших чисто психических проявлениях мы не бываем совершенно свободны, поскольку существует своего рода социальный миметизм, увлекающий нас. Ребёнок воспитывается с помощью примера, он подражает родителям. В обществе люди подражают друг другу. И все эти условия подражания в совокупности составляют то, что принято называть уменьем себя вести. Сначала это делается сознательно, а впоследствии становится инстинктивным. Подражание может быть неудержимым, заразительным, внезапным и иногда даже опасным. Возьмите людей благоразумных, вполне владеющих собой, и соберите их вместе — при этом нельзя поручиться, что вследствие увлечения они не совершат действий и не примут решений, в которых каждый из них будет раскаиваться, оставшись наедине с самим собой. Опуститесь ступенью ниже, наберите первых попавшихся людей и образуйте из них толпу, и тогда вы увидите, до каких излишеств они будут в состоянии дойти.

Именно влиянием подражания следует объяснять принятие внезапных решений, которые вовлекают в войну, революцию или возмущение целые нации в то самое время, когда в них самих, по-видимому, царят полнейший мир и покой. История кишит подобными внезапными пробуждениями, вызванными небольшой группой решительных людей, увлекающих массу своим примером. Наряду с подражанием добру встречается и подражание злу.

В истории бывают моменты, когда целой нацией словно овладевает недуг и она утрачивает свободу воли. Эта сильно свирепствующая эпидемия понемногу утихает и сменяется периодом спокойствия, который может продлиться более или менее продолжительное время. Существует и сумасшествие по подражанию. Наряду с физическими эпидемиями бывают эпидемии умственные. Сущность их всегда одна и та же, обстоятельства влияют лишь на формы эпидемий, которые обусловлены средой, первоначальным импульсом и окружающими условиями”.

Доктор Реньяр анализирует умственные эпидемии на примерах средневековой борьбы с колдунами и демонами, паралитических проявлений истерии, сомнабулизма, морфиномании и эфиромании, мании величия.

Я же предлагаю проанализировать умственные эпидемии на примерах украинской борьбы за иностранные инвестиции, паралитических проявлений государственной дружбы с Россией, евроинтеграции и шенгеномании, ну и конечно — мании величия.

Нико Ланге, широко известный в узких кругах немецкий турист с украинскими заботами, написал недавно статью об иностранных инвестициях. Точнее о том, что граждане Украины якобы теряют громадные средства и шансы на комфортную жизнь от того, что некие иностранцы побаиваются вкладывать деньги в Украину ввиду якобы недемократической политики власть имущих.

И я не хочу сказать, что политика отечественных власть имущих (впрочем, как и почти любых иностранных) до потери пульса демократическая. Меня даже мало волнует вопрос о том, а почему бы Нико Ланге не получить в конце концов украинское гражданство, раз он так обеспокоен трудностями жизни в Украине.

Правда, мне немного интересно, как там в фонде Ланге сейчас с деньгами?.. А то ведь защита инвестиций есть прежде всего защита инвесторов, и понятно, что защитника надо благодарить... В общем, не о том ли Ланге в своей статье между строк говорит инвесторам, что денег в фонде не хватает?

Я хочу спросить всего лишь: а есть ли разумные причины гнаться за иностранными инвестициями? Посудите сами. Разве нужны иностранные инвестиции, чтобы освещать улицы и трассы по ночам? Чтобы зимой убирать снег с дорог и тротуаров? Чтобы так называемая оппозиция в лице, например, Юлии Тимошенко замечала не только отмену политреформы, но ещё и такие вещи, как забастовки рабочих на отечественных предприятиях? Забастовки, которые заканчиваются плачевно для рабочих.

Разве нужны иностранные инвестиции, чтобы разогнать наконец ГАИ, как это сделал президент Саакашвили? Чтобы провести референдум по вопросу пенсионной реформы, как это сделали власти Швейцарии?

Для чего вообще нужны иностранные инвестиции? Чтобы иностранные фонды делали деньги на защите иностранных инвесторов? Чтобы отечественные власть имущие делали деньги на предоставлении иностранным инвесторам особых условий хозяйствования?

Конечно, я не призываю превратить Украину в автаркию. Но и умственную эпидемию, охватившую многих украинских граждан, подражающих персонажам типа Ланге, неплохо было бы остановить.

Надо понимать, что иностранные инвестиции в наших условиях — это не просто “деньги идут в страну”, как часто представляют. Это ещё и импорт коррупции, импорт иностранной уголовной культуры. Это ещё и вытаптывание конкурентной среды. Всё то, что не замечают, пытаясь подражать Китаю конца 80-х годов 20 века или послевоенной Германии. Всё то, что не замечают, оставаясь жертвой умственной эпидемии.

Другой пример умственной эпидемии — паралитические проявления государственной дружбы с Россией и шенгеномания. Вот, скажем, lb.ua взял небольшое интервью у Ласло Кемени, венгерского политического консультанта. В котором Кемени среди прочего сказал об Украине: “Я говорил о горизонтальных сетях в современной политической коммуникации… Похожее происходит и в мировой политике: возникают новые полюса интеграции, сети, связанные между собой, в которых ваша страна и должна найти своё место. Есть, разумеется, страны-полюса, которые являются центрами таких объединений. Но Украина не может быть страной-полюсом по определению: вокруг нет пространства интеграции. Евросоюз пока не может принять Украину — из-за огромных размеров вашей страны инкорпорация Украины будет слишком сложной. Остаётся один вариант: интеграция и сотрудничество с Россией. Предсказуемая для соседей Украина будет и Европе намного более понятной”.

Какую реакцию вызывают такие слова? Идеальная формулировка некоего комментатора: “Жид Кемені штовхає нас в московське ярмо, щоб відірвати від України шматок землі”. Подозреваю, эту реакцию можно считать личной позицией многих украинцев. Не то чтобы всех или большинства, но многих.

Естественно, они не читали, скажем, блестящую книгу Сергея Сумленного “Немецкая система. Из чего сделана Германия и как она работает”. А потому плохо представляют, какие ресурсы требовались для объединения Германии после падения Берлинской стены. Плохо представляют, какое отношение в современной Германии к территориям и обществам на востоке Европы. А значит, плохо представляют, какие ресурсы и какие идейные перемены необходимы, чтобы продолжить расширение ЕС на восток. Расширение, которое, по большому счёту, зависит от Германии.

С другой стороны, люди, категорически не принимающие перспективу интеграции с Россией и отказывающиеся видеть достаточно ясную невозможность Украины оказаться среди членов ЕС, — в основном страдают манией, которую условно можно назвать шенгеноманией. Вот как многим девушкам надо непременно выйти замуж, чтобы почувствовать себя человеком, так и многим гражданам Украины надо иметь шенген в загранпаспорте, чтобы ощущать себя на уровне. А ещё лучше не просто визу — сразу факт присоединения Украины к Шенгенскому соглашению.

И я не хочу сказать, что это плохой факт и что он не нужен никому. Также не хочу сказать, что прекрасная великая Россия способна заменить загнивающую высокомерную Европу. Я хочу спросить: может, Британия не ошиблась, когда не вошла в Шенгенскую зону? Может, Дания тоже не сглупила, когда подписывала это соглашение с оговорками? Может, Исландия и Норвегия выиграли от того, что не вошли в ЕС? Может, нужно хотя бы обдумать сожаление многих граждан восточноевропейских государств, которые вошли в ЕС, о принятых по этому поводу решениях?

Может, стоит понять немцев или британцев в том, почему они не хотят видеть новые государства в ЕС? Может, стоит смириться с тем обстоятельством, что 24 августа 1991 года нам на голову упала независимость не сама по себе, а с бонусом в виде тесных экономических и социальных связей с Россией?

Может, стоит прекратить подражать нашим польским или прибалтийским братьям по цивилизации? Конечно, полякам приятно, что их в Лондоне сейчас чуть ли не больше, чем англичан. Вот только что по этому поводу думают англичане? И, конечно, латышам приятно, что в Еврокомиссии об их родине вспоминают пожалуй чаще, чем о других восточноевропейских государствах. Вот только довольна ли этим Еврокомиссия?

Нужны ли им всем ещё и украинцы?

В общем, стоит избавляться и от этой умственной эпидемии.

Даже если действительно считать целью Украины вступление в ЕС, то надо понимать, что вступление это — слишком дорогое мероприятие для европейцев, и потому Украине придётся брать расходы на себя. А доходы, чтобы покрыть такие расходы, делаются в том числе и в России.

О мании величия доктор Реньяр пишет так: “Признавая, что общество подобно отдельным людям может подвергаться болезням, нетрудно заметить, что характерным недугом нашей эпохи является преувеличенная любовь к успеху и могуществу, желание достигнуть их во что бы то ни стало и непомерная жажда величия.

То, что у некоторых является лишь странностью ума, может достигать у других размеров сумасшествия. Вот каким образом создаётся форма помешательства, самая обыденная и вместе с тем самая опасная, так как она обычно является признаком неисцелимого безумия и близкого вырождения индивида”.

Основой современных общественных отношений является тот факт, что государство надо ограничивать, сокращать его размеры. Речь идёт не о территории. То есть не о стране. Речь идёт о том, насколько страна будет охвачена заботой государства?

На западе государство так или иначе ограничивают ассоциации граждан. В странах вроде Грузии государство ограничивают его же руководители. Даже в Китае задумались об ограничении государства. А вот в Украине, в России роль государства только возрастает.

Почему?

Не потому ли, что мания величия так работает? Не потому ли, что преувеличенная любовь к могуществу так работает?

Понятно, что ассоциации граждан здесь не так развиты, как на Западе. Но почему руководители государства здесь не так развиты, как в Грузии или в Китае?

Мания величия мешает?

Государство в современных условиях не может заниматься всем: от лагеря “Артек” и дотирования дохлых отраслей промышленности до ремонта дорог по всей стране, содержания кинофестивалей. Но государство хочет заниматься всем. Вернее, наделённые государственной властью индивидуумы желают демонстрировать предельное могущество. К чему это приводит? К тому, что в стране не хватает денег и людей. Зато глупостей и конфликтов — хоть отбавляй.

Самое печальное, что и граждане часто требуют от власть имущих прежде всего национального величия. Плевать, что у нас вода в кране грязная — зато мы самолёты должны строить. Плевать, что приличные книги и журналы надо в Москве заказывать — зато мы общественное телевидение должны сделать. Плевать, что почти всё в стране ужасает провинциальностью — зато в Европе нас должны принимать на равных.

Не избавившись от умственных эпидемий, нельзя избавиться от того, что действительно портит жизнь в Украине. А именно: от бедности, культурной изолированности и широчайшей пропасти между жизненными трудностями и жизненными целями.

Стране нужны не ЕС, иностранные инвестиции и отдельные личности во спасение. Стране нужно умственное здоровье.

Читайте доктора Реньяра.

Дмитрий Литвин

Tags: , , , ,

Comments are closed.