Ради пенсий ограничить государство

Проблема дефицита пенсионного фонда ставит перед обществом прежде всего вопрос не о том, какая реформа пенсионной системы нам нужна, хотя это, казалось бы, логично; но о том, какое государство нам нужно.

Главное, что следует понять перед тем, как пытаться менять пенсионную систему, — это какие размеры государства требуются Украине. Речь идёт не о территории. То есть не о стране. Речь идёт о том, насколько страна будет охвачена заботой государства?

Что нам нужно от нашего государства?

Пока нынешние власть имущие не ответят на этот вопрос так, чтобы большая часть общества не сомневалась в ответе, — реформу пенсионной системы лучше даже не предлагать.

Почему?

Потому что пенсионная система, как и другие системы государственного обеспечения нетрудоспособных граждан, например, пособия или стипендии, — является фундаментом современной государственности.

Эту мысль необходимо пояснить.

Существует много разных теорий происхождения государств. Мне больше всего симпатична теория происхождения государств из бандитизма: существовала некая банда, грабившая проживавших на некой территории людей, потом эта банда решила, что превращение грабежа из бессистемных набегов в систему регулярных поборов принесёт больше выгоды, и создала такую систему. Мы сейчас называем её налоговой системой, а древние использовали куда более поэтические выражения: например, князь Игорь собирает дань с древлян.

Иными словами, мне симпатична теория стационарного бандита. Её и возьму за основу. (Надо сказать, это весьма популярная теория).

Стационарный бандит время от времени испытывает проблемы с подчинением проживающих на подконтрольной ему территории людей. И выбирает способ борьбы с неподчинением.

Одно дело неподчиняющихся усмирять. Усмирённые платят, однако платят, как правило, мало и неохотно. Другое дело — мотивировать неподчиняющихся подчиняться. Мотивированные платят много и часто даже сами желают заплатить.

На протяжение времён в конкурсе мотиваций подчиняться участвовали разные солидные идеи: бог, долг, честь и так далее. Но вот победили, в конечном счёте, социальное страхование вместе с пенсионной системой.

Конечно, я упрощаю.

И упрощаю для того, чтобы было понятно: как только государство отказывается содержать нетрудоспособных граждан, так сразу все граждане, во-первых, утрачивают желание подчиняться, платить государству и, во-вторых, государство становится очевидно похожим на стационарного бандита вне зависимости от того, чем там ещё государство занимается — хоть православием и раздачей квартир ветеранам, хоть освоением космоса и войной в Ираке.

Вот почему системы государственного обеспечения нетрудоспособных (стариков, инвалидов, беременных и так далее) являются фундаментом современной государственности. Без таких систем государственность не только омерзительно нежеланная, но и ужасающе несовременная. Одним словом, банда.

Что же делать государству, которое не может обеспечить существование таких систем?

Есть несколько вариантов:

1) отказаться от таких систем и усмирять проживающих на подконтрольной территории людей добрым старым насилием, либо мотивировать людей проигравшими социальному страхованию и пенсионной системе старыми солидными идеями: например, обещанием рая или добродетельностью исполнения долга;

2) сократить число граждан, на которых распространяется действие таких систем;

3) драть с граждан на парочку шкур больше, чтобы и такие системы сохранить, и другие государственные желания удовлетворить;

4) измениться.

Не надо быть уж слишком внимательным, чтобы заметить: наше государство выбрало первые три варианта и пытается осуществить их одновременно. Четвёртый вариант не рассматривается. И зря.

Прежде чем объяснить, почему, собственно, зря не рассматривается четвёртый вариант, объясню, почему нельзя осуществлять первые три.

Итак, первый вариант: отказ от систем государственного обеспечения нетрудоспособных в целом и от охватывающей всё общество солидарной пенсионной системы в частности.

Существует совершенно очевидный общественный запрос: никто не должен умирать от голода и тем более не должны голодать старики.

Старики не должны ползать по мусорным контейнерам в поисках остатков еды или каких-нибудь бывших в употреблении вещей, бутылок, которые можно продать, чтобы купить еду. Ни в коем случае не должно повториться то, что можно было видеть в Украине в 90-е годы прошлого века.

Этот запрос можно удовлетворить исключительно государственной пенсионной системой, рассчитанной на всех.

Этот запрос нельзя удовлетворить с помощью накопления средств в течение жизни в тех или иных фондах — фонды разоряются, сокращаются и зависят от многих обстоятельств. Что, кстати, хорошо видно ныне в условиях экономических проблем в развитых странах: например, в США или в Израиле.

Не смотря на все варианты проповедей патриарха Кирилла, этот запрос нельзя удовлетворить с помощью системы церковной заботы о стариках или иной негосударственной как бы благотворительной системы — они по определению не всеобщие и также зависят от многих обстоятельств. И доказали свою неэффективность ещё до первой мировой войны.

Удовлетворение этого запроса нельзя поручать частным компаниям. Нет, я не хочу сказать, что государство эффективнее частника. Я хочу сказать, что не каждый частник способен аккумулировать необходимые средства, не каждый частник способен оплачивать качественное управление средствами, которые удалось аккумулировать, и не каждый частник вообще захочет этим заниматься, а не рисовать или покупать “бумажки”, подтверждающие, что он действительно этим занимается.

Причём надо понимать: этот запрос заключается не столько в том, что каждый человек хочет иметь еду и средства для оплаты счетов в старости, сколько в том, что каждый человек хочет быть уверенным в своём завтрашнем дне. Что значительно расширяет, так сказать, корзину потребностей. Плюс к еде и счетам — медицина, одежда, некий досуг. То есть этот запрос выражает желание жить — именно жить, а не существовать. Жить, даже если трудиться уже не способен и даже если дети, собственность не могут обеспечить средств для жизни.

Когда государство входит в конфликт с этим запросом, когда оно его не удовлетворяет, тогда любая политическая сила, руководящая таким государством, совершенно очевидно превращается в ширму для банды. С бандой же рано или поздно кто-то да разберётся. Например, банда покруче с обещаниями поярче. Ни закон, ни рай, ни добродетель не воспрепятствуют. Помните Троцкого?

Второй вариант: сокращение числа граждан, на которых распространяется действие государственных систем обеспечения нетрудоспособных. В России вот даже за больничные взялись. В контексте пенсий этот вариант сейчас активно обсуждается в Украине и активно осуществляется в государствах Запада.

Почему нельзя повышать пенсионный возраст в Украине — я описал в заметке под названием “Пенсионное надувательство”. Основная мысль: кризис пенсионных систем, охвативший западные общества, к украинской действительности никакого отношения не имеет. Там общества стареют, а у нас общество вымирает. В те страны мигранты приезжают, а из нашей страны мигранты уезжают. В те экономики капитал заводят, а из нашей экономики капитал выводят. Там соотношение работающих и пенсионеров один к одному будет потому, что впервые в истории человечества так много людей живут так долго. А у нас соотношение работающих и пенсионеров один к одному будет потому, что постоянно сокращалось и сокращается до сих пор количество трудоспособных, экономически активных людей. Работать в Украине некому, потому что в условиях, приближённых к адским, работать неестественно.

И вот украинскому государству стоит подумать не о том, как безопаснее для рейтингов руководителей государства поднять пенсионный возраст, а о том, как вернуть в Украину уехавших отсюда украинцев и как привлечь в Украину работоспособных выходцев из других обществ. Если угодно, экономически мы и западные общества живём в разное время: западные — в 2010 году, а мы — в те годы, когда в западных обществах принималось решение о привлечении трудовых мигрантов. И мы это решение сейчас так же можем принять — частично проблема может быть решена.

Что значит повысить пенсионный возраст?

Это значит отказать некоторым гражданам в обеспечении, на которое они десятилетиями рассчитывали. И надо понимать: многие из них не доживут до заявленных правительством (каждое по-своему) 60-62-65-67 лет. Причём никто ведь не может знать наверняка — доживёт он или нет. Вот почему рассматриваемый второй вариант, по сути, является рассмотренным выше первым вариантом. И приводит ровно к тому же, к чему и первый вариант, а именно: к превращению государства в восприятии граждан в бандита.

Надо понимать: даже если граждане не устраивают по этому поводу многочисленные акции протеста, как, например, во Франции, они всё равно протестуют — и молчаливой поддержкой оппозиции; и апатией, а значит, снижением потребительского спроса, снижением качества труда; и эмиграцией; и простым обывательским цинизмом.

Третий вариант: драть с граждан на парочку шкур больше. Этот вариант явно нравится украинским власть имущим, как нынешним, так и тем, которые ныне изображают из себя оппозицию. Первые пытаются принять соответствующий Налоговый кодекс, вторые собирали налоги на месяцы вперёд, не возвращали НДС и делали прочие неблагие вещи. Но как бы этот вариант ни нравился — действительность быстро укажет, что он ошибочен.

Надо понимать, что это Ахметов с Пинчуком никуда из Украины не денутся. Им и людям вроде них столько всего в Украине принадлежит, что хочешь или не хочешь, а патриотом быть придётся. Кому-то больше, кому-то меньше, однако в целом некие деньги в качестве налогов, всяческих сборов, благотворительности и расходов на спорт, медицину, образование и искусство — подобные персонажи тратить в Украине будут. Хватит их расходов на пенсии, социальное страхование? Не хватит. Мы это уже сейчас хорошо видим.

А с какой это радости экономические субъекты помельче должны тратиться побольше на содержание государства и тех или иных категорий граждан?

Гораздо приятнее не один, а два раза в год съездить в Австрию на лыжах покататься и ещё в Италию заглянуть. Это не жадность, это здравый смысл: когда государство даже трассы освещать по ночам не умеет, и когда граждане в массе своей ненавидят коммерсантов, кто из коммерсантов захочет содержать такое государство и таких граждан?

В общем, мало того что от уплаты налогов будут увиливать, как и раньше, так ещё и сама идея налоговой системы есть развитие давней практики бандитизма. И поэтому третий вариант действий государства, не способного содержать государственную систему обеспечения нетрудоспособных, — то же самое, что и первый и второй варианты, а именно: люди будут думать, как им справиться с бандой.

Итак, государство, либо отказавшееся от системы государственного обеспечения нетрудоспособных, либо сократившее число граждан, на которых распространяется действие такой системы, либо постоянно увеличивающее налоги, чтобы содержать такую систему, — для граждан есть бандит.

И, конечно, интересно, что Азаров решил изучать зарубежный опыт реформирования пенсионных систем. Вот только это полезно лишь в том случае, если Азаров поймёт и не побоится признать, что нельзя реформировать так, как реформируют на Западе. Нельзя поручать заботу о старости частным пенсионным фондам — в США эта система как раз трещит по швам и средства послевоенных поколений тают. Нельзя повышать пенсионный возраст — люди не роботы, чтобы работать так, как тебе нужно, столько, сколько скажешь. И нельзя повышать налоги — идеи и деньги сбегут туда, где налоги ниже.

А что же четвёртый вариант?

Почему бы государству не измениться?

Конечно, весело заниматься спортом и тратить миллиарды на чемпионат по футболу или копировать россиян с идеей провести олимпиаду. Естественно, мило тратить деньги на “Артек” и тому подобные заведения и ездить туда раз в год на какой-нибудь праздник, чтоб толкнуть речь. Разумеется, искусительно дотировать то угольную, то лёгкую, то любую другую промышленность, не способную быть прибыльной в Украине. Безусловно, заманчиво содержать десятки учреждений и объектов, которые последний раз были кому-то нужны ещё в СССР, да и то максимум при Андропове.

А ещё тратить деньги на армию, хотя понятно, что воевать нам не с кем, и понятно, что армия, которая пуляется ракетами то в дома мирных жителей, то в пролетающие мимо израильские самолёты, вряд ли способна кого-либо победить. А ещё тратить деньги на милицию, прокуратуру и суд, которые уже давно фактически частные лавочки, вот только все побаиваются это признать юридически и продать их к чёрту. А ещё тратить деньги на бездарную дипломатию. А ещё тратить деньги на переписывание истории всякий раз, когда предыдущий вариант истории наскучит. А ещё тратить деньги на спасение разоряющихся от бездарного управления банков...

Государство у нас пытается строить дороги, заниматься связью, финансировать книгоиздание, восстанавливать церкви, думать об общественной морали, развивать зелёную энергетику, НИ В КОЕМ СЛУЧАЕ НЕ ПРОДАВАТЬ И СОДЕРЖАТЬ ДО ПОСЛЕДНЕЙ КАПЛИ КРОВИ ГАЗОПРОВОДЫ, А ТО ПУТИН ВСЕХ СЪЕСТ, и делать много других вещей, которые вполне могут сделать частные лица: ориентированные на прибыль компании, некоммерческие организации, ассоциации граждан, фонды, отдельные специалисты и так далее.

То есть государство, стараясь отказаться от того, что может сделать лишь оно одно, а именно: от гарантированного обеспечения нетрудоспособных граждан, — одновременно старается не отказаться от того, что может сделать далеко не только оно одно.

Такие старания государства беспредельно глупы.

Вот почему зря, что государство не пытается измениться вслед за изменением экономических и социальных условий. Не пытается сократить охват страны своей заботой.

Иными словами, если слишком многие у нас в стране больны этатизмом, то это не значит, что этатизм не надо лечить.

И не надо смотреть на Запад, где этатизм не лечат, и игнорировать такую же проблему в Украине: пора уже на двадцатом году независимости начинать жить самостоятельно, без оглядки на старших братьев — и в Москве, и в Брюсселе, и в Вашингтоне.

Итак, проблема дефицита пенсионного фонда, а если говорить откровенно, то угрозы краха пенсионной системы, системы социального страхования, — подводит власть имущих и общество к необходимости поиска ответа на вопрос о том, а какое, собственно, государство нам нужно: способное платить пенсии или не способное платить пенсии, зато дотирующее дохлые отрасли промышленности, подумывающее о проведении олимпиады, сующее свой нос во все дела в стране, играющее в геополитику и прочее-прочее-прочее? Государство ограниченное или государство неограниченное?

Мой ответ: государство ограниченное. То есть государственная пенсия для всех. Не безразмерная, но гарантированная и такая, какой хватит не только на еду и оплату счетов.

Мой ответ: если государству не хватает средств, чтобы платить такие пенсии, то надо думать о том, как ограничить государственные аппетиты.

Мой ответ: государство хотя и прирождённый бандит, но оно должно приложить все силы к тому, что граждане его таковым не считали.
А ваш ответ?

P.S. Ну а по поводу свежайшей идеи персональных пенсионных счетов и направления средств с этих счетов на инновационное развитие страны, то нельзя не спросить: вы лоботомией собираетесь заставить граждан поверить вам после того, как вы же до сих пор не нашли виновных, например, в пропаже средств со счетов Сбербанка СССР?

Дмитрий Литвин

Tags: ,

Comments are closed.